Фуражечка

Нетрудно заметить, что в газоспасаемой нашей державе волею начальства введён так называемый «застой», он же «безвременье» и т.п. Дело это для России (и особенно СССРФ) не новое: брежневскую эпоху мы уже переживали. Обычная стилистика застоя – это мерзость запустения и царство запрещалкиных. Которые душат и убивают всё живое просто за то, что оно живое. Во всяком случае, так это выглядит на первый взгляд.

 

Суть «застойных периодов» я здесь растолковывать не буду. Но если совсем коротко – это переход от массовых зачисток явных врагов власти к выборочным репрессиям против врагов потенциальных. В брежневские времена, например, истребляли уже не явных антисоветчиков, а тех, кто мог бы ими стать при благоприятных условиях. Типа: человек русский, у него дома иконы, охотничье ружьё и запрещённая литература. Его переезжает машина. «Вот как-то так». Если не верите в такое – примите за сказку. Только сначала посмотрите, из кого состояли официальные диссидентские круги – хотя бы пофамильно. И подумайте, почему. А потом подумайте, почему у нас начались посадки за лайки и репосты.

 

Однако я не об этом.

 

Ещё одним важным свойством застоя является нарастание значимости всякого рода знаков и символов. У нас, впрочем, это было с начала путинского правления. Путин у нас же Штирлиц, он никогда ничего не говорит прямо, а «сигналы подаёт». Помню-помню, как наши политологи изощрялись в расшифровке тайных посланий, которые президент - миганием, чиханием и выбором синонимов - подавал из телевизора, словно мышь из-под веника. Потому что ужасно боялся страшных либералов, Чубайса и прочих антироссийских сил. Уж очень они были сильномогучи! Сейчас, правда, врагов почти всех победили, кроме Ксюши Собчак и Грудинина. Есть ещё Навальный, но Навального наш президент так боится, что и имени-то его произнести вслух не может.

 

Ещё Путину очень мешают губернаторы, вороватые чиновники и прочая сволочь. Но близок час. С Путиным против начальников– так победим. И если ему дадут ещё какие-нибудь двадцать-тридцать лет, он, наконец, всё это ужасное начальство окончательно одолеет. И вот тогда заживём! Жаль только, жить в эту пору прекрасную… но это уже наши проблемы.

 

Но я опять отвлёкся – а хотелось-то поговорить о символах.

 

Ещё во времена «дела Пусси-Риот», у нас освоили механизм нагнетания моральной паники на пустом месте. Или не пустом, это неважно; смысл тот, что снимается видеоролик с нехорошим содержанием, выкладывается в сеть, а потом вокруг этого начальство начинает прыгать и плясать с криками «посмотрите, какой ужас». При этом, что характерно, какой-нибудь «ужас» и в самом деле имеет место быть. Но – трудновербализуемый, извините за такое слово. То есть: видно, что происходит что-то непотребное, но вот в чём именно непотребство заключается, не так-то просто сформулировать. Да и вообще не хочется формулировать, а хочется сразу пресечь. Под любым предлогом.

 

Всё вышесказанное вполне приложимо к последнему по времени медийному скандальчику вокруг ролика с танцующими полуголыми курсантамиУльяновского института гражданской авиации имени Б.П. Бугаева (УИГА). Которые сделали русскую пародию на британскую пародию на пародийный клип итальянского диджея Бенасси «Satisfaction», где белочки с прокачанными орешками занимаются чем-то вроде ремонта.

  

Ролик, наверное, все смотрели. И ощущение некоего неприличия у большинства просмотревших осталось. Хотя вроде бы ничего такого уж особенного курсанты не делали. Даже голую попу никто не показал – в отличие от некоторых московских театров, где только это и показывают. И всё-таки, и всё-таки.

 

Соответственно и реакция. Множество вроде бы вменяемых людей написали в соцсетях - «пороть паршивцев надо, пороть». Наибольшую известность получило высказывание заслуженного лётчика России Олега Серова, который в интервью сайту «Медуза» заявил: «Был бы я там, по заднице надавал бы ремнем, особенно пряжкой— так, чтобы отпечаталась звезда!» Сладострастный садизм заслуженного пилота обратил на себя внимание публики, посыпались шуточки про БДСМ. Ну, советский менталитет на БДСМ основан, так что шуточки по делу. Но интересно другое – вот это самое чувство возмущения. Любители порки так и не сумели сформулировать, на что же такое святое курсанты посягнули. Но вот это чувство, что на что-то ПОСЯГНУЛИ – оно у всех этих кряжистых советских дядек-садомазо и в самом деле включилось.

 

И включилось ведь не просто так. Нечто ЗАЦЕПИЛО. Интересно, что.

 

Сами дядьки, будучи существами безъязыкими, на этот вопрос ответить толком не смогли. Кто пытался – тот выдавил из себя мычание о «чести мундира». Какая такая особая честь у курсантской формы гражданских пилотов – непонятно. К тому же формы-то как раз на них и не было. Кроме фуражек.

 

В силу известных обстоятельств советская и неосоветская (после 1991 года) психология крайне чувствительна к гомосексуальной теме. Повёрнутость советского человека на гомосексуализме (и ещё еврейской теме) – факт, отлично известный специалистам по манипуляциям людишками. И учитываемый как постоянно действующий фактор. «В любой непонятной ситуации включай разговоры про евреев и пидоров».

 

В данном случае включены именно «пидоры». Потому что полуголые мальчики в фуражках, которые трясут задницами, для кондового советского кряжистого мужичка (особенно пенсионера) – это однозначно пидоры. Тут и вариантов-то никаких нет. Голые парни, задница, кривляния – пидоры, конечно!

 

Ну хорошо, пидоры. А что они своим пидорством оскорбили? Правильно, ФУРАЖКУ. Больше нечего там оскорблять было. Трусы и подтяжки на «форму» не тянут ни в каком случае.

 

Ну давайте о фуражке.

 

Весьма поучительна судьба этого головного убора. Головные уборы вообще легко становятся символами, вот и фуражка стала символом. Причём весьма двусмысленным.

 

С одной стороны, фуражка – это метка мелкого «силового» начальства: полицейского, например, или охранника. С другой, по той же самой причине, фуражка – это популярный БДСМ-фетиш, а если совсем конкретно – то гомо-БДСМ-фетиш. Идущий в комплекте с ремнями, кожей, сапогами. И перекаченным мужиком, во всё это упакованном.

 

Это, правда, больше на Западе, где фуражки – прежде всего форменные – реально красивые. Советский блин уродлив и смешон, это гадкая блямба на голове, отличающая урода. Сделано это намеренно: советский урод должен всегда быть смешон и позорен, он не смеет быть «красиво мощным», как американский полицейский, например. Отсюда и чудовищные блины на головах. Однако как символ власти они работают. Полицай в фуражке может быть и смешон – пока он до тебя не докопается. А тут он становится страшен. В том числе и тем, что своё уродство он будет вымещать на тебе. Так что фуражка – это Вещь. И отношение к ней может быть только Уважительное.

 

Так какой же, с позволения сказать, мессидж передаёт курсантик в фуражке, виляющий тощим задом? А что мелкие пидарасы собрались и в старшие лезут, вот что! Фуражки на себя напялили! А завтра шпалеры возьмут и ордена наденут! Охти беда какая!

 

И какой же из этого следует практический вывод? А тот, что нужно идти на выборы и голосовать за настоящего мужика Путина, пока пидоры всё не захватили. Ну и за губернатора родного, который тоже настоящий мужик, а не пидор. И который пидоров-то прищемит, ага-ага!

 

Кряжистому брылястому кретину-пенсионеру этого ролика вполне достаточно, чтобы оторвать морщинистую попку от кресла и пойти на участок. Поскольку же пенсионеры у нас теперь составляют основу электората (голосуют-то в основном они, остальные на участки не ходят[1]) – эффект достигнут.

 

Собственно, это «пуссириот» на местном уровне. «Пуссириот» в своё время точно так же мобилизовал электорат – «у них там в Москве ведьмы в церквах пляшут». И, разумеется, только Путин может спасти церковь от страшных ведьм. Ну и дальше по всем кочкам – и кочки те вы, надеюсь, помните.

 

Тут меня кто-нибудь спросит: это что же, гражданин Крылов, вы думаете, что какие-то зловещие силы заставили курсантов бегать в фуражках под музычку? Не много ли вы на себя берёте, гражданин Крылов?

 

Нет, конечно. Я такого не говорил, что заставили. Вообще, «заставлять» - это тяжёлая артиллерия, из пушки по воробьям. Людей иногда заставляют что-то делать, да. Иногда подкупают. Но чаще – просто ПОДБИВАЮТ. Причём так, что человек и не вспомнит, кто его подбил. Как-то само собой всё получилось. Жил-жил юноша и вдруг пошёл с ножом в синагогу – помните такой сюжет? Не помните? Поищите по слову «Копцев»… При этом группу легче подбить на что-нибудь, чем одного человека. Ну вот кто-то, значит, и подбил. «Теперь и не упомнишь».

 

Хотя, конечно, могли и сами. Посмотрели клип, прикололись, сняли свой. А большие толстые дядьки государственного уровня как-то сами собой забегали, засуетились. Дураки потому что! Известное же дело – начальники у нас все дураки. Вот и вызверились на ребят. Потому что делать им нехрена, толстозадым.

 

Этим-то у нас всё и объясняется. Потому что чем же ещё-то?



[1] Пенсионеры у нас теперь основной электорат. Полная аналогия отношения к религии в советское время: основные прихожане в церкви были старушки. Советским гражданам таким образом наглядно объясняли, что «религия – это дело старушечье». Теперь к этому добавилось – «политика это дело стариковское».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter